А.Нальгин (a_nalgin) wrote,
А.Нальгин
a_nalgin

О первом контролируемом банковском кризисе в России

CB of Russia

Ещё совсем недавно подобное казалось не просто невероятнымневозможным. Но произошло то, что произошло. И теперь мы в новой банковской реальности. Рухнул крупный банк с государственным участием в капитале, из числа системообразующих, и ни власти, ни ЦБ ничего не смогли сделать, чтобы этому помешать.

При этом сторонние наблюдатели опасаются эффекта домино, а в Центробанке называют сложившуюся кризисную ситуацию контролируемой.

Но есть как минимум три вещи, которые делают её уникальной. Каждая из них заслуживает пристального внимания и соответствующих выводов. В первую очередь это касается тех, у кого на банковских депозитах есть хоть какие-то сбережения.

Речь пойдёт о Татфондбанке, у которого ЦБ отозвал банковскую лицензию в минувшую пятницу. Этот шаг, кстати сказать, оказался полной неожиданностью даже для профессионалов. Почти три месяца кредитная организация находилась под управлением временной администрации, и всё это время звучали обнадёживающие сигналы. Власти Татарстана (местному правительству принадлежало около 40% в Татфондбанке) неоднократно заявляли о надеждах на спасение банка, ЦБ вёл переговоры как с республикой о вливании новых денег в его капитал, так и с крупными банками — о возможности их участия в финансовом оздоровлении. Но в итоге дыра в капитале оказалась слишком крупной, что сделало санацию экономически невыгодной.

И это первый момент, на который следует обратить особое внимание. Ни Банк России, ни власти Татарстана не пошли на сколько-нибудь радикальные меры для спасения крупного банка с государственным участием. Уместно напомнить, что Татфондбанк – второй в республике по размеру активов (первый — «Ак Барс»). В российском банковском секторе он занимал 42-е место. На конец третьего квартала 2016 года объём средств населения превышал 76 млрд руб. Но даже столь высокая нагрузка на истощённые фонды АСВ не остановила регулятора от отзыва лицензии.

Итак, вывод очевиден – ни близость к государству, ни системообразующий характер деятельности, ни многомиллиардные объёмы частных вкладов не являются ни гарантией, ни даже свидетельством надёжности того или иного банка в России. Неприкасаемых отныне больше нет, не надо иллюзий.

Момент второй, о котором рассказал первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин. По его словам, ещё «с мая прошлого года мы понимали, что положение в банке тяжёлое: его капитал был утрачен, в любой момент могла наступить потеря ликвидности». И хотя с этого момента ЦБ вёл переговоры с руководством Татфондбанка и его акционерами, включая власти Татарстана, «итог этих переговоров оказался неудовлетворительным». У республиканского бюджета не нашлось ни денег, ни возможности их занять на рынке (из-за бюджетного правила), другие акционеры сосредоточились на решении собственных проблем, а Банк России попросту умыл руки, даже и не подумав о стабилизационном кредите или других инструментах из своего арсенала.

Отсюда ещё один вывод – спасать проблемные банки любой ценой никто не станет. И рассуждения, что в случае чего власти помогут – пшик, фикция, миф.

И третий момент, о котором говорить тяжелее всего. Потому что это история человеческой низости, подлости и, к сожалению, глупости. Вот что рассказывают сейчас о тех нескольких месяцах, что предшествовали краху.

С 1 октября 2016 г. ЦБ ограничил Татфондбанку дальнейшее наращивание средств населения. Чтобы обойти это ограничение, банк переводил средства вкладчиков, у которых истекали сроки договора, в доверительное управление своей «дочки» – «ТФБ финанс», которая затем инвестировала их в облигации самого банка. Клиентам не объясняли суть этой операции, а также не говорили, что вклады до 1,4 млн руб. застрахованы государством, а средства в доверительном управлении — нет.

«В сентябре я пришёл пролонгировать вклад, у меня был 1 млн руб. — то, что мы с женой копили всю жизнь, — вспоминает один из клиентов Татфонбанка пенсионер Фарит. — Ко мне подошла заведующая и стала уговаривать перевести деньги в доверительное управление, объяснив, что это очень выгодно и что это новый вклад. Я несколько раз спрашивал, не случится ли что-то с моими деньгами, мне отвечали, что с моим миллионом ничего не произойдёт». Все, кто перевели деньги в ДУ, думали, что просто пролонгируют свой депозит, ведь банк преподносил это как новый вклад для VIP-клиентов, у которых на счетах было больше 1 млн руб., рассказывает представитель инициативной группы пострадавших.

Иначе говоря, в сложной ситуации банковский менеджмент санкционировал прямое мошенничество в отношении частных вкладчиков, а банковский персонал послушно взял под козырёк.

То есть, вывод здесь в том, что никаким устным пояснениям, заверениям и уговорам банковских клерков слепо верить нельзя. Это, к сожалению, подрывает фундаментальные основы банковского дела, но... такова Россия сегодня!

Так что сами позаботьтесь о своих сбережениях, и лучше раньше, чем когда гром грянет.

Ну и напоследок... Вы заметили, как банкопады поднимаются всё выше и выше по строчкам банковских рейтингов, а открывающиеся подробности финансового бизнеса по-русски становятся всё непригляднее?

Tags: Россия, Центробанк, банки, власть, государство, депозиты, сбережения, финансовый кризис
Subscribe

Posts from This Journal “банки” Tag

promo a_nalgin july 30, 2015 03:03 51
Buy for 100 tokens
Первые шесть лет Альманаха мой банный лист (a.k.a. ban list) пустовал. Такой гнилой либерализм отражал твёрдую убеждённость в том, что людей нельзя лишать права сло́ва, даже если мне совершенно неугодны их слова́. То самое я не согласен ни с чем из того, что вы говорите, но готов…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 264 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →