September 20th, 2010

О новой деноминации

Как-то не заладилась жизнь копейки в новой России! В самом начале 1990-х она по-тихому исчезла из обращения. В январе 1997 г. гордо вернулась в налично-денежный оборот после памятной деноминации рубля. 14 лет спустя, кажется, вновь канет внебытие. На сей раз - вместе с пятачком.

ВЕДОМОСТИ

Прощай, копейка!

ЦБ намерен прекратить эмиссию монет в 1 и 5 коп.: ими все равно не пользуются. Госдума решение обещает поддержать

[Свое] предложение ЦБ подкрепил проектом федерального закона: при наличных расчетах сумма платежа должна округляться до 10 коп. в сторону уменьшения. Сами цены и тарифы при этом округлять не надо, как и расчеты по безналичным платежам. Монеты остаются в денежном обороте, ими можно расплачиваться: 7,3 млрд копеечных монет и 5,8 млрд 5-копеечных — по 51 и 40 штук соответственно на жителя страны.
Читать целиком


Вообще-то копейка после деноминации могла бы жить долго. Если бы монетарные власти сумели выполнить обещанное и обуздать рост цен: еще в период первого президентского срока В.В.Путина кабинет министров сулил сокращение инфляции до 3-4% в год не позднее 2008 г. Не получилось.

Да и не могло получиться при той экономической политике, которая проводилась на протяжении всех 10 последних лет.

Теперь инфляция вновь набирает обороты. Вызванная последствиями глобального кризиса ценовая пауза подходит к концу. Темпы роста потребительских цен вот-вот вернутся к двузначным показателям. Еще несколько лет, и о новой деноминации впору будет задуматься...
promo io_sono_qui 07:35, tuesday 97
Buy for 60 tokens
Получил обновленный и более полный список препаратов и средств защиты для ополчения Донбасса и для мирного населения, которое обстреливается при помощи артиллерии, противотанковых ракет, гранатометов. Друзья, нужен перепост. 2 мая, в день памяти жертв одесской трагедии в доме Профсоюзов, Фейсбук…

О ненужных вещах

Иногда я завидую тем, кто способен легко расставаться с ненужными вещами. Отправить в мусорное ведро старый (хотя и исправный) мобильник после покупки нового. Выкинуть на свалку надоевший предмет гардероба, который носить бы еще и носить, да не хочется. Выбросить груду смотренных-пересмотренных DVD. Избавиться от не вписавшихся в новый интерьер подсвечников, вазы и бра.

К сожалению, у нас нет культуры утилизации «лишних» предметов, вполне себе пригодных к использованию кем-нибудь другим. В Америке есть гаражные распродажи, в Европе – блошиные рынки, в Азии – шумные базары и крикливые старьевщики. Наконец, в СССР были комиссионные магазины. У нас, несмотря на все попытки заимствования, нет ни-че-го. «Гаражные» распродажи устраивают модные бутики, чтобы сбыть устаревшие коллекции втридорога, а не по десятикратно завышенной цене. «Блошиные» рынки оккупировали оборотистые выпускники художественных школ, торгующие поделками собственного кустарного производства. «Комиссионки» пали жертвой импортного секонд-хэнда.

Спору нет, какие-то старые шмотки можно пристроить через социальные службы (предварительная стирка, химчистка, утюжка обязательна). Какие-то предметы – реализовать по символической цене, либо вовсе отдать даром через ЖЖ (см. otdam_darom). Но все это – масса геморроя при минимуме экономического эффекта.

Выхода из проблемы, кроме самого примитивного – собраться с духом и оттащить груду рухляди к ближайшему мусоросборнику на радость окрестным бомжам – увы, не просматривается. Однако против такого примитивизма вопиет унаследованный от предков-крестьян (кто из нас, если честно, не может вослед литературному Базарову сказать, мол, мой дед/прадед землю пахал?) принцип «в хозяйстве сгодится».

Но, может, он и не нужен, этот привычный для Запада и Востока гаражно-базарный выход?. Может, все дело в том, чтобы не приобретать все новые и новые вещи, идя на поводу у рекламы и стандартов consumer society. Не менять интерьер раз в три года, мобилу – ежегодно, а одежду – дважды за сезон. Не устраивать шоппинг-терапию, бутик-рейды и сейл-туры. Не покупать лишнего сверх необходимого.

Банально, но факт. Лучший способ решить проблему полных полок – не создавать ее.

А ваше слово, френды?