November 28th, 2012

О шаге в правильном направлении

Кажется, Минфин готов услышать частных инвесторов:

Министерство финансов (Минфин) РФ предлагает не взимать налог с продажи ценных бумаг, находящихся в собственности физического лица более трех лет, сообщил в ходе Финансового форума России министр финансов РФ Антон Силуанов.

Конечно, Минфин не мог обойтись без оговорок. Мол, надо установить верхнюю планку налогового вычета - 3 млн руб. за три года. Да и само слово "вычет" как бы намекает, что налоговую декларацию заполнять и подавать надо. А там, глядишь, и додумаются, что НДФЛ при продаже акций физлицом все-таки будет удерживаться и лишь потом - возвращаться...

Тем не менее, при всех оговорках и недомолвках - шаг в правильном направлении.

И еще, что можно поддержать:

Нам нужно уравнять налогообложение процентов физических лиц по депозитам, акциям, облигациям и так далее", - пояснил А.Силуанов, отметив, что ведомство сейчас готовит предложения, как именно это можно сделать.

Министр напомнил, что процентный доход физического лица по банковским депозитам не облагается налогом в случае, если ставка по таким депозитам не превышает ставку рефинансирования плюс 5 процентных пунктов. А процентный доход по облигациям, акциям и прочим инвестиционным инструментам предусматривает общее налогообложение.

"Мы считаем, что здесь нужно создать некую планку, сверх которой налогообложение не предусматривается", - сказал А.Силуанов, добавив, что в случае, когда физлицо получает процентный доход по указанным инструментам в объеме до 1 млн руб. в год, то он не облагается налогом. Если же процентный доход физлица более 1 млн руб. в год, "то это уже крупный институциональный инвестор, который мог бы налоги и заплатить".
promo a_nalgin ноябрь 8, 2028 18:28 688
Buy for 50 tokens
Всем добро пожаловать в мой Альманах! Что бы ни побудило вас подписаться — понравившийся ли пост, рекомендация ли друга, счастливый ли случай —…

О деньгах

Что такое деньги?

Да, вот такой простой вопрос. И ответ на него вроде бы должен быть простым. Тем более что деньгам – не одна тысяча лет. И все мы пользуемся ими каждый день, слышим о них, читаем о них, и даже думаем, что знаем…

Ан, нет.

Поразительно, но экономическая наука пока так и не сформировала единого определения, что же такое деньги. Есть, конечно, в некоторых учебниках попытка некоторой универсализации. Мол, деньги – это все то, что выполняет одновременно определенный набор функций. Правда, даже по количеству этих функций разные экономические школы расходятся: одни говорят о трех функциях денег, другие – о четырех, третьи – о пяти. Кто больше?

Hands_and_Cash

Но вернемся к определению. Понятно, что когда некоторый предмет определяется через некоторое число его свойств (или функций) – это на уровне детского сада, а не строгой науки. Поэтому те, кто хочет сохранить хотя бы остатки научности, пытаются-таки сформулировать дефиниции. Предельно упрощая, определения разных научных школ можно свести к следующим:

1. Деньги – это особый товар, форма выражения стоимости всех других товаров (а товар, как мы помним, это «продукт труда, произведенный для продажи или обмена на другие товары»);
2. Деньги – это продукт общественных договоренностей: все то, что люди договорились использовать в качестве инструмента-посредника при обмене товаров;
3. Деньги – это способ фиксации взаимных обязательств всех участников процесса производства, обмена и потребления товаров.

Что же из этого выходит?

Прими мы за основу первое определение, непременным следствием будет требование материального, «вещного» наполнения такой категории как деньги. Тогда совершенно правомерным будет признавать золото и серебро «настоящими» деньгами, а банкноты и т.п. – в лучшем случае, денежными суррогатами, «квазиденьгами».

Если опереться на вторую дефиницию, то «физическая» форма денег становится совершенно неважной по сравнению с теми способами, какими предполагается обеспечить выполнение этих договоренностей, т.е. всеобщее признание именно этого предмета (вещи, записи, слова, байта и т.п.) эквивалентом стоимости любого товара. В таком случае, кстати, унция золота может и не являться деньгами, или, как минимум, быть ими ничуть не больше, чем литр нефти, фунт зерна или овца средней упитанности.

А если взять на вооружение п.3, равно важным окажется и то, и другое: и то, как (на чем, в какой форме) зафиксированы обязательства, и то, как (а также – кем) именно будет обеспечено их исполнение всеми. Это в итоге приводит нас к мысли о том, что существование денег невозможно вне государства и права: только организованное принуждение, опирающееся на систему писаных норм, более-менее страхует от частичного или всеобщего отказа от обязательств.

Дальше – больше. В рамках первого определения довольно сомнительными выглядят банковская система с частичным резервированием и т.н. кредитные деньги. Второе определение, наоборот, их вполне допускает, а третье – опять-таки ставит в зависимость от волеизъявления государства…

В общем, трудно не согласиться с одним из экономистов – предстваителей «австрийской школы»: в начале XXI в. главный теоретический вызов для экономической науки представляет собой теория денег, банковского кредита и финансовых рынков

А, казалось бы, деньги – это так просто!